Республика Турция – первое в истории фашистское государство

Республика Турция –  первое в истории фашистское государство

Республика Армения находится в длительном и не поддающемся разрешению конфликте с Турцией. Поэтому вопрос адекватной оценки политической системы и государственной идеологии Турции имеет первостепенное значение для выстроения грамотной внешней политики и правильного международного позициинирования армянского государства.

Возникшая на обломках Османской империи Республика Турция на Западе традиционно преподносится как мусульманское светское демократическое государство. Это очень далекое от действительности клише постоянно тиражируется в западных СМИ и частенько звучит из уст американских и европейских госчиновников. К сожалению, Республика Армения до сих пор не осмелилась дать собственную концептуальную оценку современной турецкой государственности и молчаливо смирилась с вышеупомянутой международной трактовкой.

На самом деле, одним из последствий Геноцида армян стало создание на периферии Европы первого фашистского государства – Республики Турция, которая имела все основные признаки, присущие фашизму и нацизму, возникшим позднее в Италии, Германии и некоторых других государствах Европы. Выделим шесть основных признаков турецкого фашизма:

1. Турецкий шовинизм и геноцидальная политика. Мустафа Кемаль (Ататурк) сам в прошлом состоял в руководящем составе младотурецкой партии “Единение и прогресс”. Придя к власти, он и кемалисты не только продолжили Геноцид армян, но и направили уже опробованную политику истребления целого народа против греков и других национальных меньшинств. В Восточной Армении кемалисты уничтожили 200.000 армян (1920-1921 гг.), в Смирне – 100.000 греков и армян (сентябрь 1922 г.), в причерноморских районах – около полумиллиона понтийских греков (1919-1923 гг). Депортации, массовые уничтожения, политические и культурные репрессии против курдов – второго по величине этноса на территории современной Турции – начались сразу же после Геноцида армян и продолжаются до сегодняшнего дня. Все выступления курдов в защиту своих элементарных национальных прав были жестоко подавлены в 1925, 1927, 1937 гг. Совершенно недавно, в 1980-90-х гг., более миллиона курдов было депортировано в крупные города (в ходе этих депортаций, по разным оценкам, было уничтожено от двух до трех тысяч курдских деревень).

Турецкий шовинизм был законодательно закреплен в конституции 1937 г. под более благовидным наименованием “национализма” (Milliyetçilik), открыто ставящего цель ассимилировать нетурецкие этносы и юридически отождествляя последних с турками. И хотя впоследствии концепция турецкого “национализма” толковалась по разному, его шовинистическая суть и сущность остались неизменными.

Современная геноцидология констатирует, что отрицание геноцида уже само по себе является продолжением геноцидальной политики. Президент Международной ассоциации геноцидологов Грегори Стэнтон подчеркивает, что отрицание Геноцида есть не что иное, как “финальная стадия геноцида – продолжающаяся попытка уничтожить группу-жертву в психологическом и культурном плане, отказать ее членам даже в памяти об убийствах их родственников. Вот то, что правительство Турции сегодня делает по отношению к армянам во всем мире”. Другой известный политический активист, бывший узник нацистских концлагерей Эли Визель называет 90-летнее турецкое отрицание геноцида “двойным убийством, поскольку оно нацелено на убийство памяти зверств”. Такие и еще более резкие оценки отрицанию геноцида должно было давать в первую очередь армянское государство, но, увы, до сих пор не сделало этого по совершенно непонятным причинам.

В современной демократической Германии просто невозможно представить улицу или учреждение, названные в честь кого-либо из главарей Третьего Рейха. Между тем, в “демократической” Турции героизированы младотурецкие главари – организаторы Геноцида армян. Так, например, именем преступного Талеат-паши названы район в Стамбуле, несколько проспектов и улиц в разных районах Стамбула, бульвары в Анкаре и Эдирне, начальные школы в Стамбуле, Анкаре и Измире, лицей в Конье…

В “демократической” Турции действует пресловутая 301-ая статья Уголовного Кодекса (“оскорбление турецкого самосознания”, с 2008-го года – “ оскорбление турецкой нации”), законодательно запрещающая, в том числе, признание Геноцида армян. По обвинениям, основанным на этой статье, уже состоялось порядка 50-ти судебных процессов.

2. Тоталитаризм. Вплоть до второй половины 1940-х гг. Турция была однопартийным государством. Однако и сегодня в “демократической” Турции периодически налагается запрет на деятельность той или иной партии (причем – даже избранной в парламент), а его лидеры оказываются в тюрьме по сфабрикованным политическим обвинениям. Последний из серии подобных случаев произошел в декабре 2009 года, когда Конституционным судом Турции была запрещена прокурдская Партия демократического общества (ПДО), имеющая 21-го депутата парламента. Все имущество ПДО было конфисковано государством. В этой связи даже Евросоюз, по большому счету закрывающий глаза на расистские репрессии против 20 миллионов курдов в Турции, напомнил Анкаре о том, что “роспуск политических партий является чрезвычайной мерой, которая должна быть использована в исключительных случаях”.

3. Этатизм. Tурецкая конституция 1937 года закрепила регулирующую роль государства не только в экономике, но и в идеологии.

4. Антикоммунизм. Ататурк, несмотря на свою дружбу с Советским Союзом, был ярым антикоммунистом. С 1923 г. Коммунистическая партия Турции была запрещена и оставалась на нелегальном положении на протяжении всей своей истории, регулярно подвергаясь жесточайшим репрессиям со стороны государства.

5. Вождизм и культ личности. В Турции культ Ататурка до сих пор остается в силе. Памятники Ататурку установлены в каждом городе, его портреты вывешены во всех государственных и административных учреждениях, а также школьных классах, отчеканены на банкнотах и монетах всех достоинств. Критика его деятельности и биографии криминализирована. Ношение фамилии Ататурк запрещено.

6. Милитаризм и агрессия. Турция является одной из самых милитаризованных стран мира, имея по численности восьмую армию в мире и вторую в НАТО после США. Решающее влияние военных на внутреннюю политику в Турции также общеизвестно: стоит лишь вспомнить о трех государственных переворотах, осуществленных турецкой армией в 1960-м, 1971-м и 1980-м годах, а также жесткое выдавление из власти исламистского премьер-министра Н. Эрбакана в 1997 г. году (кстати, его “Партия благоденствия” также была запрещена).

Республика Турция многократно прибегала к военной силе или угрозе применения силы против соседних государств – Сирии, Кипра, Ирака, Греции, Армении. Оккупированной остается северная часть Кипра и Александреттский санджак Сирии, западную часть Армении. Турецкая армия регулярно вторгается в северный Ирак.

В 1920 г. именно под ударами кемалистов пала первая Республика Армения. Причем Карабекир-паша получил от Мустафы Кемаля дословный приказ “уничтожить Армению морально и физически”. Сразу же после распада Советского Союза политика Турции против третьей Республики Армении вновь приняла явно агрессивный характер, включая многолетнюю наземную блокаду, отрицание Геноцида армян, отказ от установления дипотношений, всемeрную и разностороннюю поддержку и помощь Азербайджану в подготовке к новой военной авантюре против Армении и т.д..

Возникновение и последующие надстроечные метаморфозы фашизма в Турции не получили адекватной оценки ни в советской и западной историографии, ни в международно-правовых и политических документах. Однако это никого не должно вводить в заблуждение. Вообще туркофильство в политических и академических кругах как Запада, так и СССР/России – многогранная и отдельная тема разговора. Здесь ограничимся лишь неполным объяснением: в СССР было просто невозможно назвать Ататурка фашистом, поскольку “вождь мирового пролетариата” В. Ленин 16 марта 1921 г. (кстати, ровно 90 лет назад) заключил с ним печально известный Московский договор “о дружбе и братстве”. На Западе же подобная оценка не давалась, так как Турция исторически считалась – и действительно являлась – барьером против России/СССР и ключевым стратегическим союзником, что в 1952 г. и получило свое международно-правовое оформление вступлением Турции в НАТО.

Если мировое сообщество (то бишь – великие державы) не дало адекватную характеристику фашистской сути современной турецкой государственности, то это всего лишь означает, что в подобной оценке оно заинтересовано не было. Независимая Армения, не давая политическую оценку турецкому фашизму, не только отказывается от ясного видения и понимания истинной идеологии своего векового врага, его стратегических целей и расчётов, но и сама лишает себя возможности представить свою тяжелейшую геостратегическую ситуацию на международной арене. Ведь эта ситуация является прямым результатом преступлений турецкого фашизма!

Попытки реабилитации Турции без понесения ею должной ответственности, в частности – без соответствующих территориальных и иных компенсаций и реституций в пользу Армении, чреваты порождением и повторением новых геноцидов. В этом и заключается основной вывод, который мировое сообщество всё еще должно сделать.

Армен АЙВАЗЯН
Доктор политических наук

“СОБЕСЕДНИК АРМЕНИИ”,

№ 10 (173 ), 18 марта 2011 г.

This post is also available in: Английский, Армянский