АРМЯНСКИЙ ВОПРОС СЕГОДНЯ. II-1

АРМЯНСКИЙ ВОПРОС СЕГОДНЯ. II-1

Начало здесь: #41 (159)

II. Mеждународно-правовой уровень

Стратегические проблемы армянского государства

Перед тем, как перейти к анализу международно-правового уровня Армянского вопроса, необходимо вкратце подытожить сказанное в предыдущей главе данного исследования (см. Собеседник Армении, #41 (159), 26 ноября 2010 года).

После распада Советского Союза содержание Армянского вопроса – необходимость территориально-политического освобождения Армении, оставшись прежним, приняло новые формы, которые выразились, в первую очередь, в следующих стратегических проблемах воссозданного армянского государства:

а) освобождение и укрепление Арцаха, включая и территории вокруг бывшей Нагорно-Карабахской Автономной Области (НКАО);

б) сохранение и укрепление национального облика армянского Джавахка, имеющего жизненно важное значение для безопасности Армении;

в) международное признание и осуждение Геноцида армян, борьба против попыток его отрицания, а также выявление и нейтрализация международных спекуляций этим вопросом;

г) размороженный после распада Советского Союза армяно-турецкий конфликт, включая как вопросы преодоления последствий Геноцида армян, осуществленного властями османской и республиканской Турции, так и современную враждебную политику Турции – многолетнюю блокаду Республики Армения, всяческую поддержку военной агрессии Азербайджана против НКР и РА, отрицание Геноцида армян, тотальная фальсификация истории Армении на международном уровне, планомерное уничтожение армянского культурно-исторического наследия, информационно-психологическую войну против Армении и армянства и т.д.

Все эти компоненты Армянского вопроса неразрывно взаимосвязаны, каждое из них содержит большие угрозы, а провал в любой из них чреват тяжелыми последствиями для Армении и всего армянства. Вышеперечисленные проблемы состоят из ряда аспектов, включая военный, демографический, экономический, международно-правовой, каждый из которых имеет свой вес и значение.

Международно-правовая папка Армянского вопроса

Соответственно, международно-правовая папка Армянского вопроса состоит из комплекса следующих дел:

1. Дело о Геноциде армян 1893-1923 гг.

Признание Геноцида армян может иметь для Армении реальное позитивное значение только тогда, когда будет юридически обязывающим актом, а не только политической декларацией, каким оно стало в абсолютном большинстве случаев парламентских резолюций и заявлений в более чем двадцати странах мира. Подобные декларативные признания не привели даже к малейшему изменению в политике признавших Геноцид государств по отношению к насущным проблемам безопасности Армении. А ведь только такой результат и мог иметь значение, поскольку тяжелейшие проблемы безопасности Армении порождены именно Геноцидом. Ведь, к примеру, Италия, Канада, Польша, Бельгия, Нидерланды признали Геноцид армян, но что изменилось в политике, проводимой этими странами по отношению к Армении, Азербайджану, Турции, проблеме Нагорного Карабаха? В действительности – ничего. Более того, изменение геополитической коньюнктуры привело к фактической девальвации ранее принятых парламентами некоторых стран резолюций по признанию Геноциду армян. Так, например, в 2008 г. главная площадь Триполи, второго по величине ливанского города, была переименована в честь руководителя первой стадии Геноцида армян – “кровавого султана” Абдул Гамида, невзирая на то, что парламент Ливана дважды признал Геноцид армян – в 1997 и 2000 годах. Буквально в эти дни в Греции мер города Салоники намеревается открыть памятник в честь главарей младотурок – выходцев из этого города, а резолюции о признании Геноцида армян, принятые греческим парламентом в 1996 г. и Европарламентом (членом которого Греция является) в 1987 и 2002 гг., никак не могут воспрепятствовать кощунственному замыслу мера. Полуофициальное Агентсво Франс Пресс, даже после принятия французским парламентом резолюции о признании Геноцида армян, годами продолжало говорить о Геноциде в сослагательном наклонении (положение поправилось только в последние 2-3 года). Парламент Швеции дважды поменял свою позицию по факту Геноцида армян. Таким образом, парламентские резолюции, как и заявления руководителей государств о признании Геноцида армян, хоть и важны, но ненадежны и неэффективны (множество фактических ошибок, которые  в них допущены – отдельная тема), поскольку постоянно подвержены внутриполитическим спекуляциям и геополитическому торгу.

На самом деле, рассмотрение дела о Геноциде армян 1893-1923 гг. принадлежит производству и является прерогативой национальных и международных судов, в частности – Международного Суда ООН или специально созданного трибунала по Геноциду армян типа Международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде. Начиная с 1970-х годов это дело, однако, будучи включенным в некоторых странах в повестку парламентских дебатов (следовательно – став спорным) и, соответсвенно, оставшись вне эффективного контроля пострадавшей стороны – Армении и армянства, в ряде случаев превратилось в дополнительное средство в руках других государств для решения их собственных проблем с Турцией за счет спекулирования вопросом признания Геноцида армян. (Наглые публичные нарушения предвыборных обещаний президентов США признать Геноцид армян являются ярким тому подтверждением.) Таким образом, имеющиеся на сегодня международные признания Геноцида армян в виде парламентских резолюций, решений и заявлений уже явно анахроничны. По крайней мере, с того момента, как Армения стала независимым государством, вопрос преодоления последствий Геноцида армян (а не только его признания) должен был быть параллельно поднят и в правовом поле – в национальных и международных судах и законодательствах, менее подверженных международному политическому торгу.

В международном суде требованием Армении будет вынесение вердикта о моральной и культурной компенсации, материально-финансовых репарациях, а также территориальных реституциях со стороны Турции в ее пользу. Дело может рассматриваться в соответствии с “Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него” (далее – Конвенция), принятой Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 г., и иными международно-правовыми актами. В частности, как сторона, подписавшая Конвенцию 23 июня 1993 г., РА правомочна возбудить против Турции (которая подписала Конвенцию 31 июля 1950 г.) ее 8-ю статью. Она гласит, что каждая из сторон может обратиться в компетентные органы ООН для принятия таких мер, которые, по ее мнению, необходимы для “пресечения геноцида”. По мнению авторитетных юристов-международников, в частности, профессора Альфреда де Зайаса, “пресечение геноцида” предполагает меры большие, чем просто карательное правосудие. Чтобы пресечь преступление, необходимо пресечь, насколько это возможно, и его последствия. Поэтому эти меры включают не только наказание виновных в геноциде, но и реституцию и компенсацию выжившим поколениям, в том числе, возможно, и в виде территориальных уступок. Армения может применить также статью 9-ю Конвенции, которая гласит: “Споры между договаривающимися сторонами по вопросам толкования, применения или выполнения настоящей Конвенции, включая споры относительно ответственности того или другого государства за совершение геноцида или одного из перечисленных в статье 3 деяний, передаются на рассмотрение Международного суда по требованию любой из сторон в споре”.

Следует также отметить, что во 2-ой статье Конвенции понятие и сам термин геноцид (genocide) были даны всемирно известным правоведом Рафаэлем Лемкиным, который при этом опирался, в частности и в особенности, и на факт Геноцида армян. Более того, Рафаэль Лемкин в Подготовительном докладе, являющемся неотъемлемой частью Конвенции, прямо ссылается на Геноцид армян. Эта ссылка была достаточной, чтобы суд швейцарского города Лозанны, осудив 9 марта 2007 г. председателя Рабочей партии Турции Догу Перинчека к 90 дням условного заключения и назначив штраф в размере 3000 швейцарских франков за отрицание Геноцида армян, одновременно заявил, что Геноцид армян перестает быть предметом спора, так как его если и не прямо, то косвенно признали на международном уровне, поставив в основу основополагающего международного правового акта. Более того, с формальной точки зрения можно утверждать, что Турция подписав Конвенцию 31-го июля 1950 года, косвенно признала Геноцид армян.

Другим направлением работы для Армении и армянства должны стать криминализация отрицания, оспаривания или смягчения факта Геноцида армян в национальных законодательствах и судебной практике разных государств. К сожалению, в этом плане дела обстоят крайне неважно и в самой Республике Армения.

Что же касается поднятия вопроса о Геноциде армян в парламентах иностранных государств и в других неправовых международных форумах, то давно уже время, чтобы Армения и армянство оценивали подобные резолюции по своим собственным критериям, которые соответствовали бы как исторической действительности, так и армянским интересам, при том – как национальным, так и государственным (между ними никаких противоречий нет, как бы ни пытались нас вводить в заблуждение на протяжении лет).

Ниже предлагаем пять главных критериев для такой оценки:

  • Точное обозначение хронологических рамок Геноцида – 1893-1923 гг.
  • Необходимое упоминание о том, что армяне были уничтожены на их исторической родине – в основном в западной части Армении.
  • Четкое указание государства, совершившего это преступление против человечества – Османской Турции, а также прямое осуждение ее правопреемника – Республики Турция – за отрицание Геноцида армян и осуществление враждебных действий уже против сегодняшней Армении (блокада, пропагандистская война, отказ от дипломатических отношений, военная помощь Азербайджану и т.д.).
  • Признание ответственности турецкого государства перед армянским государством как перед конечным выразителем и представителем интересов армянского народа, а также необходимости компенсации именно Республике Армения (речь прежде всего о территориальной компенсации).
  • Обязательность увязки последствий Геноцида с нынешней геополитической ситуацией в регионе. Иначе говоря – признание основополагающего воздействия Геноцида на безопасность Армении и региона. Главное – насколько такие резолюции могут способствовать сегодня самой актуальной задаче обеспечению безопасности Армении?

Геноцид создал территориальную проблему, сузив исторический ареал проживания армян до критически опасных размеров, угрожающих самому выживанию нации. Как уже было отмечено в предыдущей главе, именно в этом ключе следует рассматривать проблему освобождения Арцаха (благодаря чему границы Армении приобрели обороноспособность и минимально необходимую стратегическую глубину), а также обеспечение безопасного развития армянства Джавахка.

Задача армянской дипломатии – грамотно привязать международное признание Геноцида армян к справедливому урегулированию нагорно-карабахского конфликта и достижение устойчивого мира в регионе. Международное сообщество, признавая Геноцид, обязано совершить следующий логический шаг – признать право армян на Арцах, включая всю освобожденную территорию.

Вышеуказанные критерии относительно ответственности и компенсации пока не нашли отражения ни в одной из резолюций, принятых международными инстанциями. Да и не могли получить отражение, поскольку Республика Армения никогда не ставила перед собой такой задачи, никогда таких планов не разрабатывала и, естественно, никогда не выдвигала соответствующих резонных требований.

(Продолжение следует)

Армен АЙВАЗЯН
Доктор политических наук

“СОБЕСЕДНИК Армении”

#45 (163), 24 декабря 2010 г.

Продолжение здесь: № 1 (164)

This post is also available in: Английский, Армянский