АРМЯНСКИЙ ВОПРОС СЕГОДНЯ. II-2

АРМЯНСКИЙ ВОПРОС СЕГОДНЯ. II-2

Начало здесь: № 41 (159), № 45 (163)

II. Mеждународно-правовой уровень

Начало  см. “СОБЕСЕДНИК  АРМЕНИИ”, 2010 г., № 41 (159), № 45 (163)

2. Дело об арменоциде и этнических чистках в Азербайджане (1918-2010 гг.)

Первая Республика Армения (1918-1920 гг.) не имела ни времени, ни возможности для проведения открытого суда над организаторами и исполнителями Геноцида армян. Однако, не случайно, что решение об их наказании было принято в течение этого короткого промежутка – в октябре 1919 г. и именно в Ереване, на IX съезде правящей тогда партии Дашнакцутюн. Руководство же “третьей” Республики Армения (1991-по сей день), совершенно не вникая в суть Армянского вопроса и понадеявшись на скорое урегулирование карабахского и турецко-армянского конфликтов с помощью международного посредничества, решило просто отказаться от использования имеющегося в своем распоряжении эффективного оружия самозащиты и возмездия – исключительного права суверенного государства на национальное и международное судебное преследование и наказание организаторов и исполнителей арменоцида и этнических чисток в Азербайджане, частично проходивших уже в период существования самой “третьей” респубики.

Безнадежные попытки трех президентов РА умиротворить армяноненавистнический режим в Баку и их патронов в Анкаре привели лишь к ускорению всеобъемлющей подготовки Азербайджана к новой войне против Армении, а также к усилению оголтелой антиармянской пропаганды как внутри этой страны, так и на международной арене. Поэтому и сегодня адекватным ответом на геноцидальные планы азербайджанского государственного фашизма могло бы стать его юридическое преследование – уличение в арменоциде (геноциде), начиная от уничтожения армян в новосозданном мусаватистском Азербайджане, в частности – в Баку (1918г.) и Шуше (1920г.) до этнических чисток в Нахичеване (1918-1988г.), Сумгаите, Кировабаде, снова в Баку, Низинном и Нагорном Карабахе (1988-1994гг.).

Это дело, по отдельным частям и с подробнейшими  деталями, должно было быть давно рассмотрено в Ереване – в созданном самой Республикой Армения специльном трибунале. Кроме того, РА и диаспорские армянские структуры должны были активным образом – юридически, финансово, организационно способствовать возбуждению в национальных судах зарубежных государств отдельных дел по арменоциду и этническим чисткам в Азербайджане самими жертвами этих преступлений, оказавшимися на чужбине. Все это до сих пор не сделано, но медлить больше нельзя, особенно потому, что Азербайджан готовится сам пойти в превентивную международно-правовую атаку по надуманным им же ложным обвинениям. Следует безотлагательно создать специальную следственную группу при компетентном следственном органе РА, которая возьмет на себя всю работу по сбору и анализу фактов совершения преступлений против армянства в Арцахе, Нахичеване, в районах и городах досоветского, советского и постсоветского Азербайджана и подготовке этого огромного дела к совокупному судебному разбирательству. Вспомогательная следственная группа должна быть создана в НКР. Далее следует провести сам судебный процесс в Республике Армения и Нагорно-Карабахской Республике, опираясь на весь корпус современного международного права по преступлениям против человечности. На подготовку и проведение судебного процесса следует привлечь международных специалистов мирового уровня.

Говорить  о праве армянства Арцаха на полное отделение от Азербайджана и, в то же время, не давать в зале суда правовых оценок преступлениям Азербайджана против человечности было грубейшей ошибкой, которая сильно ослабила позиции РА и НКР на дипломатическом фронте. Преступления Азербайджана против человечности должны быть наказаны в судебном порядке и на государственном уровне прежде всего в самой независимой Республике Армения, безотносительно к возможным в будущем международным разбирательствам и их вердиктам. Если независимое армянское государство само не решается осудить организаторов и исполнителей массовых убийств, погромов и насильственных депортаций своих соотечественников, то есть – не пытается использовать правовые средства защиты против геноцидальной политики по отношению к своему собственному народу, то тогда приходится очень серьезно задуматься о степени суверенитета этого государства, а также об уровне профессионализма и системе ценностей ее политической элиты.

Относительно  свежим свидетельством острого дефицита политической воли и международно-правовой грамотности властей РА стало отсутствие с их стороны адекватной реакции на убийство армянского офицера в Будапеште в феврале 2004 г. и разрушение в Джульфе тысяч бесценных памятников армянского средневекового зодчества – хачкаров, факт варварского уничтожения которых был задокументирован на видеопленку во время очередного акта вандализма в декабре 2005.

К тому же, преступление в Будапеште должно было быть квалифицировано потерпевшей стороной (Республикой Арменией) не просто как “убийство с отягчающими обстоятельствами” из так и неуточненных “подлых побуждений”, как это было сделано будапештским судом согласно статье 166 Уголовного Кодекса Венгрии и с удовлетворением принято армянской стороной, а как совершенный на почве национальной ненависти акт государственного терроризма, подготовленный азербайджанскими спецслужбами, при возможном соучастии их турецких коллег (напомним, что в прошлом убийца в качестве военного специалиста определенное время работал в Турции). Уже через месяц после убийства Гургена Маркаряна, еще задолго до начала будапештского процесса, я предлагал требовать, чтобы преступнику было предъявлено именно такое обвинение, подчеркивая, что наличествующая фактура “дает полное основание армянской стороне на предстоящем судебном процессе в Будапеште настаивать на версии убийства, подразумевающей преднамеренную и тщательно спланированную акцию азербайджанских спецслужб. То есть речь идет о государственном преступлении”. (см. “Агентство Де-факто”, 29.03.2004; “Новое время”, 30.03.2004). Неадекватность будапештского вердикта, а также безнаказанность азербайджанского вандализма в Джульфе являются более чем достаточным основанием для того, чтобы в Армении были проведены отдельные судебные процессы и вынесены заочные приговоры как организаторам, так и исполнителям этих преступлений. Немного отвлекшись, отмечу, что власти РА должным образом не отреагировали на эти варварские проявления арменофобства даже на чисто политическом уровне, продолжив как ни в чем не бывало свои встречи и переговоры с фашиствующими главарями бакинского режима, вместо того, чтобы – хотя бы временно – прекратить с ними всяческие сношения и контакты! Прекращение переговоров, долженствующее из необходимости сохранения национального и государственного достоинства, помимо всего прочего, послужило бы мощным средством уведомления международного общественного мнения о невозможности возврата Арцаха под юрисдикцию Азербайджана, возведшего антиармянский расизм в государственную идеологию.

Конечно, в международной судебной практике заочные процессы являются довольно редкой формой правосудия, поскольку, происходя в отсутствии обвиняемого, ограничивают возможности его защиты. Но такие суды – явление известное, когда дело касается тяжких и особо тяжких преступлений, а преступники по каким-либо причинам не пойманы и не представлены фемиде. Так, в 1919 г. чрезвычайные военные трибуналы, созданные в Стамбуле, в заочном порядке осудили многих из главарей младотурок. В самых разных государствах мира имели место многочисленные заочные процессы над нацистскими преступниками. Только в 2009-2010 гг. за нацистские военные преступления были признаны виновными пять человек, из которых двое в Германии и трое заочно – в Италии. Исходя из крайне специфичных особенностей национальной безопасности Армении, выражающихся особенно в непрекращающейся геноцидальной политике против армянского народа, в отсутствии ее международно-правовой оценки, а также в безнаказанности ее проводников – Турции и Азербайджана, законодательство Республики Армения должно быть фундаментально переработано как в вопросах наказания за преступления против человечности, так и в плане организации и проведения эффективных судебных процессов над подобными преступлениями.

Материалы проведенных в Армении заочных судебных процессов в дальнейшем должны быть по частям или в совокупности переданы в международные судебные инстанции, в первую очередь – в Международный суд ООН или специально созданный международный (Гаагский) трибунал по арменоциду и этническим чисткам в Азербайджане. Требованием Армении будет вынесение вердикта против Азербайджана о материально-финансовых репарациях, моральной, культурной и территориальной компенсации, а также возврате оккупированных территорий РА и НКР.

3. Дело о национальной дискриминации армянского населения Грузии и правах армянства Джавахка

Давно пора, чтобы защита ущемленных национальных интересов и прав армянства в Грузии приняла форму международно-правового давления на грузинские власти. Это относится, в особенности, к неотъемлемому праву армянства Джавахка на самоуправление и административно-культурную автономию в составе Грузии. Факты дискриминационной политики официального Тбилиси в языковой, культурно-образовательной, демографической, религиозно-конфессиональной, административной областях жизнедеятельности этого армянского края могут стать основанием для возбуждения самими джавахскими армянами судебных процессов как в Грузии, так и в международных инстанциях. В своей борьбе за национальное самосохранение армянство Джавахка испытывает критический недостаток в профессиональных, финансовых и организационных ресурсах. РА и структуры армянской диаспоры обязаны сегодня поддержать джавахкцев в правовых вопросах, чтобы в недалеком будущем не быть вынужденными заниматься гашением открытого конфликта или же быть поставленными перед фактом “нахичеваницазии” этого стратегически жизненно важного для Армении края. Имеются также возможности прямого международно-правового вмешательства Республики Армения в дело защиты интересов и прав соотечественников в Джавахке. Основой для такого давления на грузинские власти могут быть подписанные и ратифицированные Грузией международные договора в рамках ООН и Совета Европы, в том числе (в скобках указаны даты присоединения Грузии) – Всеобщая декларация прав человека (1991 г.), Международный пакт о гражданских и политических правах (1994 г.), Европейская рамочная конвенция по защите национальных меньшинств (2005) и т.д.. Вместе с тем, следует учитывать, что джавахкские армяне не являются нацменьшинством в классическом смысле, поскольку живут на своей родной земле – северной части исторической армянской провинции Гугарк.

Потеря  Джавахка – его деарменизация  по нахичеванскому сценарию (идущая, кстати, полным ходом) – должна быть исключена, иначе она повлечет за собой катастрофические осложнения в геостратегической ситуации Армении, сопоставимые разве что с потерей Арцаха. Джавахкцы имеют полное право, не оглядываясь на Тбилиси, провозгласить свою автономию, а также придать армянскому статус официального языка на региональном уровне.

Нелишне будет заметить, что подобные прецеденты совершенно недавно имели место в Европе: так, 5 сентября 2009 года, прошедший в венгеронаселенном трансильванском крае Румынии съезд представителей местных органов власти провозгласил создание Секуйской автономии (“секуи” – самоназвание трансильванских венгров). Главным же решением участников состоявшегося 12 марта 2010 года второго съезда новосозданной автономии стало придание венгерскому языку официального статуса на региональном уровне. И хотя центральные органы власти Румынии не признали законности решений обоих венгерских съездов, самоорганизация трансильванских венгров путем создания автономии и поднятия статуса венгерского языка сильно укрепила их позиции в Трансильвании и явилась успехом решительной политики Венгрии по защите прав и интересов своих соотечественников за рубежом.

(Продолжение следует)

Армен АЙВАЗЯН
Доктор политических наук

“СОБЕСЕДНИК АРМЕНИИ”,

№ 1 (164), 14 января 2011 г.

This post is also available in: Английский, Армянский