АРМЯНСКИЙ ВОПРОС СЕГОДНЯ. II-3

АРМЯНСКИЙ ВОПРОС СЕГОДНЯ. II-3

Начало см. “СОБЕСЕДНИК АРМЕНИИ”, 2010 г., № 41 (159), № 45 (163). 2011 г., № 1 (164)

II. Mеждународно-правовой уровень

4. Арцахское дело

Форму международного судебного разбирательства может принять в будущем и право армянского народа на Арцах (включая освобожденную вокруг него исконно армянскую территорию) либо посредством его конечного воссоединения с Республикой Армения, либо через международное признание независимости Нагорно-Карабахской Республики. На такую реальную возможность наглядно указывает прецедентное дело о провозглашении независимости Косово, рассмотренного Международным судом ООН в период с 1-го декабря 2009 г. по 22 июля 2010 года. Консультативное заключение высшей судебной инстанции ООН отметило, что одностороннее провозглашение Косово своей независимости в 2008 году не противоречит международному праву, поскольку в международном законодательстве отсутствует какая-либо норма, которая могла бы запретить Косово провозгласить независимость. Тем самым, Международный суд ООН признал законность самопровозглашения независимости Косово от Сербии.

Следует, однако, четко осознавать, что исходя из стратегических реалий Армянского вопроса, в долговременной перспективе вариант “одна нация, два государства” (РА и НКР) опасен и может быть приемлем для армянской стороны лишь в качестве номинального и промежуточного (этот вопрос подробнее будет нами рассмотрен позднее).

Важно также иметь в виду, что некоторые из вышеперечисленных дел, в той или иной упаковке, могут быть доведены до международных судебных инстанций по инициативе не Армении, а Азербайджана или Турции, естественно – с противоположными требованиями и выворачиванием исторических фактов наизнанку. Следовательно, Армения, хочет она того или нет, может оказаться в международных судах и поэтому должна иметь наготове международно-правовую папку Армянского вопроса, что подразумевает ежедневную кропотливую работу уже с сегодняшнего дня.

5. Серия церковных дел: Армянская церковь против Турции, Азербайджана и Грузии

Намаз на развалинах армянской церкви в Ани

Армянская Апостольская Церковь (ААЦ) являлась самым крупным армянским землевладельцем и собственником на территории современной Турции, Грузии и Азербайджана. В годы Геноцида армянское духовенство понесло невосполнимые людские потери: были убиты тысячи священнослужителей, которые являлись уникальными носителями коллективного знания, культуры, традиций и обычаев армянского народа. С 1915 года и до сегодняшнего дня тысячи армянских церквей и монастырей в Турции были разрушены, а некоторые “перепрофилированы” в мечети. Та же участь постигла армянские церкви в советском и постсоветском Азербайджане, а некоторые армянские церкви были объявлены “албанскими” и подвергнуты “реставрации” методом стирания армянских следов. Культурно-исторические реликвии, обширная недвижимость и богатое имущество ААЦ, а также Армянской Католической Церкви и Армянской Евангелистской Церкви были конфискованы и разграблены.

После распада СССР грузинское государство и Грузинская Православная Церковь объявили грузинскими десятки армянских церквей и монастырей, отказавшись не только вернуть их законному владельцу – ААЦ, но и вообще признать юридический статус ее Грузинской епархии. На примере одного Тбилиси можно представить всю ситуацию: если в 1899 году в городе действовали 28 армянских храмов (27 церквей и один монастырь), то сегодня там действуют всего две армянские церкви, а пять армянских церквей грузинская сторона называет “спорными”. Всего же к началу 1990-х гг. на территории Грузии, Абхазии и Южной Осетии было несколько сот армянских церквей и монастырей.

Храм Св. Карапета в Муше, 1923 г.

Храм Св. Карапета в Муше в наши дни

Армянская Апостольская Церковь – отдельное от государства юридическое лицо. Структурно – это транснациональная организация с четырьмя административно независимыми подразделениями в лице Эчмиадзинского и Киликийского Католикосатов, а также Иерусалимского и Константинопольского Патриархатов (последние трое признают первенство чести Эчмиадзинского Католикоса Всех Армян). После развала СССР и провозглашения Армении независимым государством, ААЦ, пользуясь радикальным изменением международной политической системы, могла бы обратиться к новейшим международно-правовым механизмам и на их основе разработать специальную программу самостоятельных действий по преодолению последствий Геноцида армян в церковной сфере. Этого, как известно, сделано не было. Однако, отсутствие подобной программы является виной не столько собственно самой ААЦ, сколько руководства РА, которое не смогло выработать адекватную политику по отношению к турецко-армянскому конфликту и вопросу преодоления последствий Геноцида армян. Наоборот, политика РА по отношению к Турции на протяжении всех 19-ти лет независимости была и все еще остается пораженческой, а в последние несколько лет – и явно капитулянтской. Венцом такой политики стали мертворожденные Цюрихские протоколы от 10 октября 2009 года, подписав которые, Республика Армения сама отказалась от каких-либо притязаний по отношению к Турции. Фактически, подпись РА под этими протоколами означает, ни много ни мало, собственноручную ратификацию катастрофических для Армении и армянства результатов Геноцида армян – признание территориальных, культурных, моральных и имущественно-финансовых потерь армянства в период Геноцида не подлежащими компенсации и расплате. В подобной ситуации ААЦ была просто не в состоянии единолично задействовать против Турции какие-либо международно-правовые механизмы судебного преследования, особенно если учитывать, что армянская церковь до сего дня не оправилась от последствий Геноцида и последовавшего сразу же за ним семидесятилетнего периода советского тоталитаризма, а в эпоху “холодной войны” стала еще и жертвой противоборства сверхдержав, подвергшись за рубежом болезненному и дезорганизующему расколу.

Между тем, при условии поддержки со стороны армянского государства и структур Диаспоры, ААЦ (за исключением Константинопольского Патриархата, находящегося под сильнейшим давлением турецкого правительства) может и сегодня выработать и представить в международные правовые инстанции автономную программу по преодолению последствий Геноцида в отдельно взятой церковной сфере, включающую в себя следующие основные требования (детально выверенные юридические формулировки – дело будущего):

а) возвратить под духовно-административную юрисдикцию ААЦ все армянские церкви и/или земельные участки, на которых они находились до 1915 г.;

б) выплатить моральную и финансовую компенсации за уничтожение армянских церквей, конфискацию и разграбление их культурно-исторических ценностей и имущества, а также убиение тысяч армянских священнослужителей в годы Геноцида армян;

в) предоставить армянам – гражданам РА и других государств – право свободно посещать места религиозных святынь ААЦ на территории Турции, Азербайджана и Грузии и исполнять там свои духовные потребности;

г) согласовывать с ААЦ работы по сохранению и реставрации памятников армянского церковного зодчества в Турции, Азербайджане и Грузии, если таковые будут вестись на территориях указанных государств, а также предоставить ААЦ право проводить подобные реставрационные работы на собственные средства.

Именно из-за отсутствия самостоятельной позиции по турецко-армянскому конфликту и четко выработанных требований к Турции и международному сообществу, ААЦ в 2010-ом году была застигнута врасплох очередной антиармянской информационной операцией турецкого агитпропа – так называемой “реставрацией” церкви Сурб Хач на о. Ахтамар и в связи с этим проведением там же церемонии Святой Литургии. Вместо того, чтобы осудить эту “реставрацию”, осуществленную без участия ее законного владельца – ААЦ и делегированных ею специалистов по армянской средневековой архитектуре и исскуству (формальное присутствие на о. Ахтамар подконтрольного турецким властям Константинопольского Армянского Патриаршества носило явно вынужденный характер), счесть всю эту затею турков поруганием армянской святыни и с порога отвергнуть приглашение вражеского турецкого государства присутствовать на церемонии Святой Литургии в церкви Сурб Хач, Эчмиадзинский Католикосат, по указке из официального Еревана, вначале даже объявил о намерении направить туда свою делегацию и лишь в последний момент отклонил турецкий ангажемент. Причем поводом для этого стало перенесение турками на неопределенный срок установки креста на куполе церкви Сурб Хач – как будто других причин отказать туркам не существовало! А ведь настоящим святотатством надо было считать уже само то, что сегодняшние правители Турции, являющиеся непокаявшимися наследниками преступных младотурков и отрицателями Геноцида армян, осмелились на этo издевательство – “реставрацию” святой обители своих же непризнанных жертв, без зазрения совести позируя в роли хранителей и реставраторов исторических памятников.

Первопрестольному Святому Эчмиадзину пора дистанцироваться от диктуемой извне и оттого-то – с точки зрения армянских интересов – невменяемой внешней политики РА. Как традиционная национально-религиозная организация армянского народа, имеющая юридическую самостоятельность, исторический авторитет, международный статус и дружественные связи с мировыми христианскими церквами, ААЦ просто обязана бороться за восстановление ущемленных религиозно-церковных прав армянства и за спасение остатков армянского церковно-исторического достояния в Турции, Азербайджане и Грузии, независимо от того, какой политики придерживается на данный момент руководство Республики Армения в отношении указанных стран.

Чтобы составить приблизительное представление о громадном объеме армянского церковного дела, заметим лишь, что, согласно новейшим исследованиям архивных материалов, за годы Геноцида турки полностью или частично уничтожили 2538 армянских церквей и 451 монастырь[1], которые в своем абсолютном большинстве принадлежали Армянской Апостольской Церкви. Международно-правовой основой серии дел “Армянская церковь против Турции, Азербайджана и Грузии” могут стать ряд международных конвенций и договоров, в том числе – “Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооружённого конфликта 1954 г”. (подписанная Турцией в 1965 г.), “Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 г.”, уже упомянутая Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него” и другие соглашения в рамках ООН и ЮНЕСКО.

6. Отдельные дела о недвижимости и имуществе армян и их семей

Это единственная международно-правовая стезя, на которую всемирное армянство, хотя и с большим опозданием, но уже ступило. Пока что единичные судебные иски, возбужденные непосредственными наследниками, касались в основном активов их предков – жертв Геноцида, аккумулированных западными банками и страховыми компаниями. Однако в декабре 2010 г. в федеральном суде США было возбуждено намного более серьезное дело: три американо-армянских истца потребовали от Республики Турции, Центрального банка Турции и банка “Зираат” компенсации “за незаконную конфискацию и несправедливое обогащение” за счет их земельного участка, составляющего часть территории американской военно-воздушной базы в Инджирлике (Турция). Вскоре ожидается возбуждение новых подобных дел, в том числе касающееся резиденции президента Турции в Анкаре, чье здание расположено на земле, которое принадлежало семье Касабянов (документы на сей счет, как и в предыдущих случаях, имеются).

Возможное или же вынужденное (инициированное азербайджанской или турецкой стороной) международное судебное разбирательство по любому из вышеперечисленных составляющих Армянского вопроса требует от армянской стороны наличия высочайшего уровня профессионализма в сразу нескольких специализированных областях знаний, включая современное международное право в ее многообразных формах, дисциплинах и прецедентах, международные отношения и мировую политику, историю конфликтов в нашем регионе и т.д. Следует, в конце концов, понять, что армяно-турецкий и армяно-азербайджанский конфликты являются, не в последнюю очередь, интеллектуальным противоборством государств и народов.

Нетрудно также заметить, что основные международно-правовыe проблемы армянства в случае их рассмотрения в отрыве друг от друга не смогут получить приемлемое для армянской стороны решение. Следовательно, их крепкая и умелая увязка в пакете должны быть приоритетной задачей армянской дипломатии и юриспруденции. Парадоксальным образом, в Армении такая увязка считается политическим табу, хотя вразумительных разъяснений на этот счет никто, естественно, не приводит.


[1] Raymond H. Kévorkian and Paul B Paboudjian, Les Arméniens dans l’Empire ottoman а la veille du Génocide, Paris: Arhis, 1992, pp. 57-60.

(Продолжение следует)

Армен АЙВАЗЯН
Доктор политических наук

“СОБЕСЕДНИК АРМЕНИИ”,

4 (167 ), 4 февраля 2011 г.

This post is also available in: Английский, Армянский